Наверх
logo_simplelogoUntitledsort-ascUntitled 2Untitled 3

Итоги-2020: 10 самых громких романов года

21 декабря 2020

Это был блестящий год. 

Ну где вы еще увидите эту фразу? Вопреки всем пакостям 2020 и несмотря на то, что многие релизы пришлось отменить или перенести на будущее, книжные издательства весь год радовали нас очень качественными новинками и выбрать среди них всего десять лучших — задача не из легких. Наш Арсений взял удар на себя и составил рейтинг, в котором попытался гармонично совместить свой субъективный взгляд с объективным анализом предпочтений гостей «Подписных изданий». Вот что у него получилось.


s5Dj33bCPbA.jpg

Арсений утверждает список лучших романов года у Донны Тартт. Коллаж Юли Мартыненко


10 место

Сара Перри «Мельмот»

Phantom

A5lylENuXvo.jpg

Зимняя готическая сказка о напуганных людях, живущих под парализующим гнетом чувства вины. Переосмысление хрестоматийного сюжета XIX века в антураже века XX. Дьявольский Мельмот Скиталец из одноименного классического романа Чарльза Роберта Мэтьюрина трансформировался у Сары Перри в зловещую Мельмотку — мистическую сущность, которая бродит по пряничной рождественской Праге и, как дементор, высасывает из своих жертв все счастливые воспоминания, постепенно доводя до безумия. 

Из романа-первоисточника в книгу Перри перекочевал не только титульный персонаж, но и эмоциональный непокой (необъяснимая тревога и жуткий хтонический беспорядок), а также шкатулочная структура повествования: постоянное смещение фокуса с одного персонажа на другого, вольные перемещения туда-обратно во времени и пространстве и наслаивающиеся друг на друга отрывки из рукописей, дневниковых заметок и писем из прошлого.

Купить книгу


9 место

Фредрик Бакман «Тревожные люди» 

Синдбад
IuvrSNbB_2A.jpg

В конце декабря в маленьком шведском городке показ выставленной на продажу квартиры оборачивается классическим детективным сюжетом — тайной закрытой комнаты. Неопытный грабитель берет в заложники потенциальных покупателей, через пару часов всех отпускает, а сам без следа исчезает из квартиры, за которой беспрестанно наблюдала полиция. Следует череда допросов, и довольно быстро становится ясно: у всех «потерпевших» полно скелетов в шкафу. Бравые следователи, впрочем, больше заняты выяснением отношений, а не расследованием преступления. Да и было ли оно — преступление?

Маэстро скандинавской хюгге-литературы Фредрик Бакман неожиданно написал предновогодний детектив в английском духе. Обыгрывание жанровых клише для шведа — лишний повод заняться любимым делом: с юмором и любовью он рассказывает запутанные истории запутавшихся людей. У каждого из них полно тревог, комплексов и тараканов в голове — но все они совершенно очаровательны и всех ждет хэппи-энд.

Купить книгу


8 место

Микита Франко «Дни нашей жизни» 

Popcorn Books
nSTplCvuoE4.jpg

Смелый и своевременный русскоязычный роман, рассказывающий о повседневности ребенка, который растет в однополой семье в России. Умирая от рака, мама трехлетнего Мики просит своего брата, молодого художника Славу, чтобы после ее смерти заботу о мальчике взяла на себя не бабушка, безоговорочно верующая в Иисуса и авторитет Елены Малышевой, а Слава и его партнер – врач-реаниматолог Лев. Так у Мики, биологический отец которого давно скрылся в тумане, внезапно появляется сразу два приемных отца.

Резонансная тема – к счастью, не единственный повод читать эту книгу. «Дни нашей жизни» — это крепкий и многослойный психологический роман, который заставляет читателя смеяться и злиться вместе с главными героями. (Читать полный текст рецензии)

Купить книгу


7 место

Алексей Поляринов «Риф» 

Эксмо

qZhZoX96A0U.jpg

Мрачный роман Алексея Поляринова «Риф» неизбежно сплотит в едином читательском порыве людей с диаметрально противоположными литературными предпочтениями. Как и в дебютном «Центре тяжести», в новой книге автора грамотно сочетаются фактура триллера, который держит в напряжении до последнего, и концептуальная насыщенность (которая порой граничит с перенасыщенностью).

Мифологическое мышление, ритуалы и память – эти темы, отражаясь друг в друге, переплетаются в параллельном развертывании трех сюжетных линий. Главные героини сталкиваются со схожими проблемами в разных антуражах – в заполярном городке, жители которого объединены многолетним замалчиванием общей тайны; в кампусе американского университета, где в тишине читальных залов зарождается молодая секта; в современной Москве, где эта секта из зародыша превратилась в гигантского спрута. 

Купить книгу


6 место

Патти Смит «Год обезьяны» 

Corpus

qyHmlAQqKeU.jpg

Роман-эссе «Год обезьяны» — полноправный стилистический и духовный преемник бестселлеров легендарной певицы и писательницы Патти Смит «Просто дети» и «Поезд М». Это дорожный дневник полуреального-полуметафизического путешествия в духе битников, в ходе которого Смит одинаково свободно перемещается из Сан-Франциско в Нью-Йорк, из Брюсселя в Париж, из мира мертвых в Страну Чудес. 

Главный герой этой книги — 2016 год, ставший переломным как для самой писательницы, так и для всего мира: в 2016 Смит исполнилось семьдесят лет, из жизни ушло несколько самых дорогих ей людей, а Америку охватило предчувствие грядущего апокалипсиса, вызванное избранием Трампа президентом. В 2020 читать «Год обезьяны» жутковато: слишком многие дурные предчувствия Смит стали пророческими. Недаром для этого издания она написала послесловие — своеобразную медитацию о непредсказуемом мире карантина и изоляции. О мире, который резко перестал быть понятным. 

Купить книгу


5 место

Салли Руни «Нормальные люди» 

Синдбад

leLJsYwQMUE.jpg

Пожалуй, «Нормальных людей» ирландки Салли Руни в этом году обсуждали активнее, любили горячее, хейтили жестче, чем какую бы то ни было другую книгу. Руни, стала голосом молодых – автором, который пишет тем языком, на котором мы, условные «миллениалы», разговариваем со своими друзьями сегодня. Экспорт этого языка в большую литературу – болезненный процесс, связанный с выходом за рамки, заданные укоренившимися в нашем сознании представлениями о «литературности». Эксперименты с языком в романах Руни работают на сверхзадачу – исследование возможностей письма о любви в мире постиронии – письма, честного и откровенного, очищенного одновременно и от сантиментов, и от высокомерной насмешки. Тихий, но отчетливый голос молодой ирландки, на полном серьезе разговаривающей с читателем о том, что давно нельзя называть, произвел сенсацию.

Лучшие сцены в «Нормальных людях» – те, где главные герои Марианна и Коннелл упрямо проверяют, ослабляют и защищают личные границы, испытывают друг друга и себя на прочность. Встретившись и полюбив, они не понимают, что им друг с другом делать и как повести себя, как расшифровать другого – и стоит ли? (Читать полный текст рецензии)

Купить книгу


4 место

Андре Асиман «Из Египта» 

Книжники

vE6-v9WxpGM.jpg

В художественном мире Андре Асимана движение «из Египта» – это перемещение не только в пространстве, но и во времени. Излюбленный композиционный прием американского писателя – свободный дрейф рассказчика между прошлым и настоящим: сначала мы попадаем в египетскую Александрию и видим маленького героя, наблюдающего за своими колоритными родственниками, а затем встречаем его же взрослым – он видится с состарившимися членами семьи после долгой разлуки или скорбит по тем, кого уже нет среди живых. 

Тема «утраченного времени» в книге – безусловно, ключевая. Для фрагментов, где взрослый герой путешествует в поисках осколков прошлого, характерна практически осязаемая печаль по навсегда ушедшему детству и – как следствие – мимолетности человеческой жизни. Он путешествует по миру, навещает дома, в которых некогда жили его дедушки и бабушки, смотрит на окна их квартир, пытаясь разгадать, что происходит в этих с детства знакомых комнатах теперь. И убеждается, что эти люди, эти города и годы живы – в мыслях того, кто их знал, и на страницах написанной им книги. И в этом смысле «Из Египта» оказывается романом не столько об утрате, сколько о бессмертии. (Читать полный текст рецензии)

Купить книгу


3 место

Карл Уве Кнаусгор «Любовь»

Синдбад

yBs50xTrLBs.jpg

Чтобы понять почему великого и ужасного норвежца Карла Уве Кнаусгора так часто называют современным классиком, одним из самых талантливых и мудрых прозаиков XXI века, достаточно прочитать «Любовь». 

Книгу, которая формально является вторым томом автобиографической гексалогии «Моя борьба», спокойно можно читать и как совершенно самостоятельное литературное произведение. Причем если в первой книге было не совсем понятно, что за борьба имеется в виду автором (борьба с родственниками? с неприятными воспоминаниями? с беспорядком в доме покойного отца-алкоголика?), то вторая книга дает довольно однозначный ответ — речь идет о литературе, о стремлении писать не просто хорошо, но писать лучше всех. О ежедневном творческом поиске и упорном труде, без которого на литературный Олимп путь заказан. О том, как тяжело сочетаются предназначение (путь Пилигрима) и быт (обязанности мужа и отца). И о том, как тяжело приходится, когда между призванием и семьей нужно выбирать. Что из этих двух основ его жизни — временное увлечение, а что — истинная любовь?

Купить книгу


2 место

Сюзанна Кларк «Пиранези» 

Азбука 

EX7Y0GAjETo.jpg

Долгожданный камбэк английской волшебницы Сюзанны Кларк — философская сказка, которая выходит далеко за пределы жанра и оборачивается захватывающим интеллектуальным квестом по стране сновидений и бесконечных мнимых пробуждений. Как только вам начинает казаться, что вы разгадали, в чем тут все дело, писательница ловким поворотом сюжета выбивает почву у вас из-под ног — и вам это нравится.

Пиранези — одинокий обитатель огромного Дома — лабиринта заставленных диковинными статуями залов, которые то и дело поглощает ненасытный океан, бушующий прямо внутри Дома. Как Пиранези попал в Дом? Что находится за его пределами? Есть ли выход?.. Своим вторым (за двадцать лет писательской карьеры) романом Кларк подтверждает свой статус непревзойденного архитектора вымышленных миров — миров, затерявшись в которых, даже самый пресыщенный читатель вдруг встрепенется и вспомнит, за что когда-то давно полюбил литературу. 

Купить книгу


1 место

Чарли Кауфман «Муравечество»

Индивидуум

BfI-y3HYFOs.jpg

Извечному неудачнику, теоретику кино Би Розенбергеру Розенбергу, растратившему жизнь на клепание никому не нужных киноведческих статей, на заранее обреченные влюбленности в роковых женщин и бесконечный побег от самого себя, наконец улыбнулась удача. Научные изыскания случайно столкнули его с настоящим гением, скрывающим от мира свой киношедевр. Розенберг понимает: его миссия — познакомить человечество с творческим наследием режиссера-отшельника. А попутно — показать безразличному бомонду, чего он на самом деле стоит. Когда фильм оказывается утрачен, а Розенберг частично теряет память, все, что ему остается, — пытаться покадрового вспомнить лучший фильм в истории, единственным зрителем которого он был. Теряясь в хитросплетениях собственных фантазий и снов, ложных и истинных воспоминаний о своем прошлом и о фильме, которого, может, никогда и не было, наш герой проваливается то в пучину ночных кошмаров, то в канализационный люк, то сквозь землю от стыда. 

Таков уж феномен Чарли Кауфмана, его фильмов (от «Быть Джоном Малковичем» до «Думаю, как все закончить»), а теперь и прозы. Чем больше он изощряется (безразличный бомонд скажет: выпендривается), чем в более абсурдные и трешовые ситуации попадают его герои, тем сильнее обнажается их уязвимость и болезненная человечность. Результат — кислородный коктейль из испанского стыда, вьетнамских флешбэков и безграничного наслаждения от текста.

Купить книгу


Текст — Арсений Гаврицков

Фотографии — Лина Либо, Кристина Соколова

Другие новости

Майские «Диалоги» в «Подписных изданиях»
11 мая
16 мая в Подписных пройдут Майские диалоги Открытой библиотеки: участники —  директор «Ночлежки» Григорий Свердлин и руководитель издательства «Клаудберри» Александр Троицкий, Композитор Владимир Мартынов, издатель и переводчик Валерий Анашвили.
Антон Долин представляет нью-йоркский номер «Искусства кино»
11 мая
11 мая в 18.30 в книжном магазине «Подписные издания» состоится презентация номера журнала «Искусство кино», посвященного Нью-Йорку и американскому кинематографу. Журнал представит главный редактор, кинокритик Антон Долин!
Средиземноморский бадабум: отныне у нас есть вино
04 мая
В нашей винной карте 15 позиций, из которых 8 можно взять по бокалам. Есть и красное, и белое, и даже игристое. А к вину можно взять итальянские оливки, которые мы подадим с куском пшеничного хлеба и оливковым маслом.
Книжные гуляния: 10 изданий для светского петербургского променада
27 апреля
С книгами из этой подборки вы сможете прогуляться по предреволюционному Петербургу, по местам Гребенщикова и Водолазкина, а также узнать, где тусовались и выпивали в Серебряном веке.