• Product_small_1039626_1

-

Жар-птица

Артикул
1039626
В наличии
Нет в наличии
Издательство
М:НИГМА
Год издания
0
Количество
шт.
Цена
756 р
Сообщить о поступлении

Художник Борис Васильевич Зворыкин (1872-1942) был одним из ярчайших представителей русской традиции иллюстрирования книг. Хотя до недавнего времени его имя знали лишь специалисты-книжники и коллекционеры, преимущественно западные. Книги, изданные при жизни художника, за границей давно разобрали на отдельные полосные иллюстрации и продают в виде эстампов. Так сложилось, что свою творческую жизнь Зворыкин прожил в тени более знаменитого современника - Ивана Билибина, несправедливо получив ярлык билибинского подражателя. Подражания не было. Просто два мастера, вдохновлявшиеся общими идеалами, шли параллельно. При всём различии этих двух людей (Билибин был человеком светским, слыл роковым красавцем-мужчиной, так что даже Б. М. Кустодиев написал его портрет, который висит в Третьяковке; тогда как Зворыкин был закрытой фигурой и не оставил после себя не то что портрета - даже фотографии), судьбы их поразительно схожи. Оба были большими знатоками народного искусства: народного костюма, вышивки, деревянной резьбы, украшавшей дома, архитектуры и убранства храмов, старинных икон. Художники зарисовывали в альбомах интересные детали и орнаменты, а потом из них создавали свой полуреальный-полуфантастический мир. Оба расписывали храмы, иллюстрировали - зачастую одни и те же - сказки из сборника А. Н. Афанасьева, рисовали поздравительные открытки. Оба были любимы царской семьёй. После революции 1917 года оба - через Константинополь, Александрию и Каир - эмигрировали во Францию. Наконец - почти мистическое совпадение! - оба умерли в один год, с той лишь разницей, что Билибин всё же вернулся на родину и скончался в блокадном Ленинграде, а Зворыкин умер в оккупированном немцами Париже. Биографические сведения о Борисе Зворыкине, избегавшем, повторим, излишней публичности, весьма скудны. Известно, что он родился 1 (13) октября 1872 года в Москве, в купеческой семье. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, а позже, возможно, посещал занятия в Санкт-Петербургской Академии художеств, что, впрочем, документально не подтверждено. Ещё в юности Зворыкин увлёкся "русской темой". Любовь к русской старине была тем стержнем, на который нанизывалась его творческая судьба. В марте 1915 года Зворыкин наряду с другими художниками, литераторами, государственными, общественными и церковными деятелями стал учредителем "Общества возрождения художественной Руси". Представители общества ездили по России, изучали фольклор и внедряли его элементы в современное искусство. В Москве штаб-квартирой общества было Абрамцево - загородная усадьба промышленника и мецената Саввы Мамонтова. Намеченную обширную программу общества не удалось осуществить из-за революции; его последнее общее собрание состоялось за неделю до отречения императора Николая II от престола. В эмиграции судьба благоволила Зворыкину. Ему не пришлось отступать от излюбленной тематики и эстетических идеалов. "Русская тема", хорошо знакомая парижской публике благодаря триумфу дягилевских сезонов, оказалась востребованной. В парижских издательствах одна за другой выходили оформленные Зворыкиным книги: "Москва и деревня в гравюрах и литографиях" Г. К. Лукомского, "Исповедь" М. А. Бакунина, "Золотой петушок" и другие сказки" А. С. Пушкина, пушкинский "Борис Годунов"... Особняком в этом списке стоит книга, которую вы держите в руках. Борис Зворыкин создал её самостоятельно от начала до конца: перевёл на французский язык четыре русские сказки (а "Снегурочку" пересказал заново, опираясь на текст русской народной сказки и сказки в стихах А. Н. Островского), записал каллиграфическим почерком, нарисовал иллюстрации и оформил в кожаный переплёт с узорным тиснением. Эту во всех отношениях уникальную книгу он преподнёс директору издательства "Пьяцца" Луи Фрикотелю, своему новому работодателю. Так в Париже - царстве серого неба и мансардных крыш - родилась русская "Жар-птица", воплотившая в себе всё, что так любил художник в прежней жизни и о чём тосковал вдали от родины. Однако увидеть "Жар-птицу" изданной художнику не довелось. Книга вышла в свет через тридцать шесть лет после его смерти. И не в Париже, а в Нью-Йорке. Издание осуществила вдова американского президента Жаклин Онассис-Кеннеди, почитательница творчества Бориса Зворыкина. Случилось это в 1978 году - к слову, в разгар холодной войны между США и СССР.